13 Декабрь 2018
 

Доктор теологии Герман Гартфельд: “Российско-немецкие баптисты тверды и неподкупны. Иначе бы они и не выдержали страшных гонений”

Российский немец, баптист Герман Гартфельд родился и вырос в Омске. Был арестован в 1962 году (в 20-ти летнем возрасте) за миссионерскую работу и осужден на пять лет в трудовом лагере. Там вместе с другими осужденными без использования защитных средств он принимал участие в работах по чистке территории семипалатинского ядерного полигона и работал в урановых штольнях. В 1973 году он был арестован уже в третий раз, год спустя эмигрировал на Запад. После получения теологического образования в Западной Европе, Виннипеге и Фресно в Калифорнии он с 1981 года служил пастором в Швейцарии и Германии. С 1999 года вплоть до выхода на пенсию в 2007 году он, доктор теологии, преподавал в “Боннской Библейской семинарии” (ББС), основанной на финансы российских немцев-переселенцев, иммигрировавших в Германию. С момента развала СССР Гартфельд принимает активное участие в развитии системы баптистского богословского образования в России. В начале этого учебного года он прочел курс лекций в Московской богословской семинарии Российского Союза евангельских христиан-баптистов (РС ЕХБ).

- Действительно ли справедливо утверждение, что сегодня баптисты, иммигрировавшие в Германию («Aussiedler»), более консервативны, чем российские баптисты?

- Уже в советский период этнические немцы были более консервативны. В СССР они часто имели их собственные общины и целые деревни. Лишь русские баптисты всегда испытывали интерес к русской культуре.

В Германии российские немцы столкнулись с немецкими баптистами, которые также казались им чужими. Баптисты «Aussiedler» не ощущают себя дома ни в России, ни в Германии. Они все еще находятся в поиске своей собственной идентичности.

- Почему переселенцы испытывают страх перед межконфессиональными отношениями?

- Они испытывают страх и неуверенность. Этот страх часто оправдан, что находит подтверждение также и в Священном писании, например, во 2 Фес. 2:9-10. Многие из них полагают, что в экуменическом движении таится опасность, исходящая от антихриста.

- Некоторые переселенцы, посещающие немецкие баптистские общины, выглядят часто очень нерешительными и неуверенными. Они вызывают у меня чувство жалости!

- В Советском Союзе они были очень запуганы, не имели возможности к самовыражению. Не научены навыкам свободного обсуждения темы. Второй важный момент, пожалуй, это язык: переселенцы говорят по-немецки иначе, чем коренные немцы. Также уровень образования, выросших в СССР переселенцев, ниже. Менталитет другой и силен комплекс неполноценности.

- Вы принадлежите к разряду тех людей, которые смогли найти свой путь в среде Союза немецких свободных (баптистских) общин. Почему Вы не состоите ни в одной из организаций переселенческих общин?

- Я принадлежал к незарегистрированным баптистам. На моих глазах происходило разделение церквей - также в Германии - и это оттолкнуло меня от них. Подозревают друг друга в работе на органы КГБ; имеющих немного иную точку зрения сразу обвиняют в либерализме. Я сказал себе: „ Я не хочу участвовать в этом. Мне этого итак хватило. Я хочу создать церковь Христа“.

- Работает ли время на пользу местных немецких баптистов? Или в следующих поколениях произойдет объединение российских немцев с коренными немцами?

- Молодое поколение внешне гораздо свободнее. Но многие выпускники ББС теологически и этически еще строже, чем их родители – что, я считаю, возможно не так уж плохо. Только немногие из молодых людей присоединятся к Союзу свободных общин. Особая историко-критическая экзегеза библейских текстов их не устраивает. Но не все так думают.

- Возможно ли российским эмигрантам длительное время занимать более консервативную позицию, чем основное евангельское движение (Билли Грэм, движения Лозанны, Всемирного баптистского альянса)?

- Это возможно. Теологические институты в Браке, Гессене и Бонне (ББС) позволяют существовать этой позиции достаточно долго. Лишь некоторые из российских переселенцев выберут другую дорогу.

- Но действительно ли баптисты в немецких общинах достаточно приветливы? Их общины не всегда выглядят гостеприимными. Часто они не пытаются отнестись к переселенцам с необходимым пониманием.

- Я думаю, что это не совсем так. Пасторы, такие как доктор Гюнтер Виске и Виктор Крелль, например, уделяют этому большое внимание. Они одарили первых переселенцев всем, чем только могли. Я понимаю, что в 80-ые годы, в начале волны эмиграции из России, наступило разочарование. Тогда начали осуждать немецких баптистов как экуменистов - хотя они вовсе не принадлежат ко Всемирному совету церквей. Немцев обвиняли также в аморальном поведении, например, в сексуальной распущенности.

Со стороны немецких баптистов тоже родилось разочарование. „Мы вложили в них так много, показали им такую большую любовь, внимание. Мы думали, прибудут люди с Востока, которые оживят наш союз! И теперь они не хотят ничего с нами иметь общего“. Поэтому немцы разочарованы. Они сказали себе, что это не имеет никакого смысла. Сделали так много, а они остались неблагодарными. Но это также доказательство того, что российско-немецкие баптисты тверды и неподкупны. Иначе бы они и не выдержали страшных гонений.

- Численность переселенцев превосходит численность местных баптистов в Германии почти втрое. (Союз свободных общин насчитывает 76.000 членов.) Есть страх, что переселенцы захотят основать, например, в сотрудничестве с Южной баптистской конвенцией (США) что-то наподобие альтернативы Всемирному баптистскому альянсу?

Большие переселенческие общины не видят никакой необходимости воссоединяться с ЮБК. Деньги ЮБК для них также не очень важны.

- Я думаю, что обе стороны имеют большие иллюзии. Если бы российские немцы только знали, что происходит в пределах структуры ЮБК! Южные Баптисты не объединены - они не являются никаким гомогенным, фундаментальным и верным Библии баптистским движением. Теперь они имеют консервативное руководство. Но если руководство изменится, многое изменится. ЮБК - своего рода “народная церковь” в некоторых штатах США и большие, децентрализованные церкви могут очень различаться друг от друга. Есть даже харизматические южные баптисты.

Некоторые баптистские союзы в Средней Азии полагаются на финансирование из этого источника. Но это действительно функционирует пока они их не знают хорошо. Это происходит вновь и вновь – как только знакомятся с другим движением ближе, открывают, что отличия слишком большие. В ЮБК женщины ходят без головного убора и в брюках. Также южный баптист не всегда может обходиться без курения. То, что пытаются запрещать в собственных общинах, у иностранного партнера является нормой.

- Российские иммигранты в США чем-то отличаются от иммигрантов в Германии?

- В США они больше интегрированы в культуру американского общества. Они несколько более либеральны там, но не обязательно теологически более либеральны. Иммигранты в США и иммигранты в Германии друг к другу относятся настороженно. Российские немцы полагают, что они слишком много страдали от русских, чтобы теперь поддерживать их материально. Они предпочитают давать их финансирование для миссий в Африку или Южную Америку. Они также помогают в Украине; сотни тысяч текут в Молдову. “Русские причинили нам зло”. Это живет глубоко в сердце пожилых людей и всегда там будет. Молодое поколение думает иначе.

- Это очень несправедливо! Русские баптисты сами также очень пострадали во времена соцрежима.

- Русские в этом вполне правы! Огромное большинство баптистов, сидевших со мной в тюрьме были русскими. Но три века истории немцев в России не могут быть забыты.

В Германии, российские немцы всегда очень рады принять баптистов из России в качестве гостей.

Председатель РС ЕХБ Юрий Сипко всегда долгожданен там, также как и в нашей семинарии в Бонне например. Но нет чувства сплоченности.

- Что изменилось на ваш взгляд за последние 20 лет среди баптистов России? Что Вас удивило?

- Они стали «теплы». Раньше гонения способствовали их активности. Они были больше направлены на миссию и евангелизацию. Сегодня, люди борются за экономическое выживание – однако сегодня опасен уклон на обладание большими материальными ценностями, чем удовлетворение необходимых потребностей. Жизнь общины не занимает в жизни прихожан центральное место, на нем – финансовое благополучие. В годы моей молодости у нас на столе были только хлеб и вода, но мы были счастливы. Сегодня же я встречаю сплошь сердитые несчастливые лица, с печатью недовольства материальной жизнью.

Сегодня общины больше не хотят заботиться о центральных структурах. Они просто выходят из Союза. Хотят быть самостоятельными. Я сожалею об этом. Мы нуждаемся в единении во Христе и не должно быть никаких фракций, варящихся в собственном соку.

Вильям Йодер, ОВЦС РС ЕХБ

 
Обсуждение статьи

Ваш комментарий

Комментарии пользователей ()
Лента новостей    

Новости в RSS

Обсуждаемое Читаемое

    Календарь // Декабрь 2018

    П В С Ч П С В
    26 27 28 29 30 1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
    31 1 2 3 4 5 6