18 Ноябрь 2017
 

Дмитрий Шлетгауэр: Когда мы с Таней поженились, я ей честно сказал: «Мне 30 лет. Я понимаю, что немного «одичал» за это время, но готов меняться»

shletgauer

Христиане пробуждения 90-х помнят Дмитрия Шлетгауэра еще как лидера поклонения рижской церкви “Новое Поклонение”, некоторые знают его как автора альбома «Христомания», ну а кто-то знаком уже с его сольным творчеством. Но есть вопросы, которые интересны и тем и другим. Например, недоумение по поводу его ухода из «Нового Поколения» и переезда в Питер. Что произошло, каковы причины разрыва отношений с церковью, где Дмитрий прослужил 11 лет, как он живет сегодня, счастлив ли? «Добрая весть» решила расспросить его обо всем.

- Дима, что изменилось со времен написания «Христомании»?

Дима: Многое изменилось. Я стал мужем и отцом, переехал в Питер, где несу пасторское служение. Сейчас, мне много приходится ездить. Буквально недавно я был в Уссурийске, потом через неделю – в Харькове. Я уже получил приглашение в Омск, потом в Курск. До конца года весь график расписан. К тому же я продолжаю писать песни.

- Статус семейного человека отразился на твоем творчестве?

Дима: Да. Например, мой новый альбом «Шоколад» написан уже в другом тоне. Вообще отцовство очень меняет. Может, некоторые от меня ждали продолжения «Христомании»? Хотя это вовсе не значит, что я собираюсь продолжать свою карьеру в таком шоколадно-нежном тоне.

- А как вы познакомились со своей женой?

Дима: Мы познакомились с Таней при необычных обстоятельствах: на похоронах мамы Андрея Кочкина. Она мне показалась смурной, но, в то же время, интересной девушкой. Дело в том, что тогда я был прописан в Питере, а Таня – коренная петербурженка. Ну, я и подрулил к ней по этому поводу. Мы поболтали и разъехались. Потом она покаялась и осталась жить в Риге. В Питере у меня жил отец, и я каждый год ездил к нему. Ну, а поскольку у него я остановиться не мог (не позволяла жилплощадь), то я останавливался у Таниных родителей.

Мы начали больше общаться. Таня завтрак мне готовила, Питер показывала. Это общение длилось года три-четыре. Ну, а потом, как-то незаметно для себя я почувствовал очень глубокое притяжение к Тане, какой-то особенный магнетизм. Очень часто неосознанно, когда я писал очередную песню, я хотел, чтобы именно Таня ее послушала и оценила.

- Кто первый почувствовал, что влюблен?

Таня: Сложно сказать. Наверное, я.

- Дима, ты долго готовился сделать предложение?

Дима: Все быстро произошло, если не считать, что наше дружеское общение длилось четыре года.

Таня: Дело в том, что хоть мы долго и общались с Димой, но я даже не смотрела в его сторону, т.к. он жениться собирался. Мы просто общались как друзья. Но за год до того как Дима сделал мне предложение, я начала ловить себя на том, что стесняюсь его, теряюсь, когда он приходит. Позже все наши друзья стали замечать его неравнодушное ко мне отношение. Но дело в том, что Дима всегда был внимателен к девушкам. И мне тогда было не понятно: то ли он всерьез ко мне относится, то ли у него стиль общения такой. Все уже начали говорить, что мы поженимся, но он тогда еще даже не ухаживал за мной. А когда все-таки решился, то мы уже долго не тянули со свадьбой.

- Дмитрий часто дарит цветы, говорит комплименты?

Таня: Регулярно (смеется).

Дима: Это вопрос к жене, конечно, был, но я позволю себе вклиниться. Я думаю, что не часто, на самом деле. Она заслуживает большего, но сейчас чаще получается по обстоятельствам (смеется).

Таня: Дима, очень внимательный человек. Очень галантный. Он часто говорит комплименты. Причем после свадьбы он стал говорить мне комплименты намного чаще. Я даже иногда думаю: «Ну, надо же, когда мы встречались, и я была не уверена в его чувствах, он мне так мало говорил. А сейчас, когда я знаю, что он меня любит…»

- Дима романтик?

Таня: Сейчас, да. Раньше, может, внутри он и был романтиком, но как-то умело скрывал это.

- Где вы любите отдыхать?

Таня: Где любим, еще пока не знаем, поскольку кроме Турции нигде не были. Нам очень нравится турецкий колорит, но хотелось бы побывать еще где-то.

Дима: Мы мечтаем об экзотических странах.

- Таня, с какими “недостатками” Дмитрия тебе пришлось бороться?

Таня: Чавкает (смеется).

Дима: На самом деле у нас в семье это чавканьем не считалось.

Таня: А в нашей уже считается.

- А с какими чертами характера мужа пришлось смириться, поменяв что-то в себе?

Таня: Если происходит конфликтная ситуация, мне нужно сразу все выяснить. Разобраться. Я не могу терпеть. Дима по природе более сдержан и после разборок может спокойно заснуть. Я же не могла ни есть, ни спать, думала о ситуации, ходила мучалась, а он выжидал. Это меня заводило, но со временем научило терпению. Сейчас, я уже думаю: “Ну ладно, не хочешь сейчас, потом поговорим”. Теперь я понимаю, что так лучше. Ты уже перегорел, эмоции поутихли. Ты по-другому смотришь на проблему.

- Дима, что тебя раздражает в женской логике?

Дима: Женская логика для меня – это тайна. Кто-то сказал, что когда нам мужчинам нужно принять решение, мы зарываемся в своей «пещере» и просчитываем свое решение. А женщины, благодаря своей логике, могут принять серьезное решение, не задумываясь, и зачастую бывают правы. За все семь лет семейной жизни, я уже неоднократно сталкивался с тем, что моя мужская логика входила в конфликт с ее женской логикой, но в большинстве случаев женская логика выигрывала. Я просто начал этим пользоваться.

Таня: У меня просто логика не совсем женская. Я уточню. Нас в семье три девочки. И дело в том, что наш папа, инженер по образованию, с детства учил нас мыслить аналитически. И часто, в вопросах, в которых многие женщины теряются, я ориентируюсь.

Дмитрий: На самом деле, Таня реально может прикрыть не только в женских вопросах. 

- Ваш бытовой раздражитель?

Дима: Маленькая жилплощадь. Мы пока живем в однокомнатной квартире, среди разбросанных игрушек, одеял и подушек, которые просто некуда сложить (смеется).

Таня: Мне не нравится, как Дима сушит волосы. Он их гладит расческой. Я ему уже столько раз объясняла, как нужно укладывать их, а он… Когда Дима дома, то я сама занимаюсь его прической. А когда он куда-то едет, и потом я вижу фотографии, мне плохо становится.

Дима: Надо сказать, что я раз двенадцать брал у Тани уроки по укладке. С тех пор дело немножко продвинулось. Иногда ее даже устраивает результат. Кстати, длинные волосы у меня по ее навету.

А, вообще, мне Бог даровал гибкость. Когда мы с Таней поженились, я ей честно сказал: «Мне 30 лет. Я понимаю, что немного «одичал» за это время, но готов меняться». Я вообще считаю, что верующий человек должен быть гибким.

- Таня, Дима несет пасторское служение, занимается музыкой, а чем занимаешься ты?

Таня: По образованию я PR-специалист. Сейчас я занимаюсь организацией и оформлением праздников и свадеб. А еще меня приглашают в салон красоты в качестве визажиста. Ну, и в церкви служу, конечно.

- В твоих песнях ты - это ты на все 100% или это некий лирический герой?

Дима: Не на все сто… Хотя, изначально так было. Есть песни, которое я писал, просто, влезая в одежду других людей. Но все равно все пропускаешь через себя. Например, песню «Не ругай меня мама» я написал под впечатлением ситуации. Выходя из подъезда, увидел недовольный взгляд соседа. Это меня впечатлило и «вдохновило».

- Дима, а «Не ругай меня мама» основана на реальных событиях. Ты часто огорчал маму?

Дима: Я очень любил и даже, в каком-то смысле, боготворил свою мать. И мне всегда было неприятно делать ей больно. Конечно, как у любого мальчишки, были разные «хулиганские» выходки: выбить окно, пострелять из рогатки, рвануть карбид, но я не был законченным хулиганом. Хотя, думаю, были соседи, которые, глядя на меня, думали, что растет негодяй.

- Что рождается раньше - мелодия или текст?

Дима: У меня бывает это по-разному. В большинстве случаях – сначала текст. Мне кажется, что настоящая песня строится от текста. Хотя иногда, сначала рождается какая-то музыкальная тема, а потом я начинаю думать, о чем это, какой образ в этом. Потом сажусь и пишу текст.

- Обычный день Дмитрия Шлетгауэра?

Дима: Это когда я выспался, пробежался с удовольствием, где-то километров 7, увидел, улыбающуюся жену, которая не озабочена тем, что накрыть на стол. Потом уединился с Богом, приготовил проповедь, что-то посочинял, послушал музыку, пообщался с людьми, кому-то дал совет, кому-то помог, погулял с детьми, лег спать с миром на душе. Это программа минимум. Это рабочее напряжение. Но зачастую этого мало. Зачастую жизнь требует от меня большего.

- Что-то приходится делать через силу?

Дима: Иногда все вышеперечисленное приходится делать через силу. Ведь иногда не хочется бежать семь километров, не хочется молиться и читать Библию, с кем-то встречаться и решать чьи-то проблемы. Но это бывает не так часто. Мне Бог дал благодать делать все от души, в свободе. Это хороший сезон моей жизни.

- С чем связан ваш переезд в Питер?

Дима: В церкви «Новое поколение», в которой мы служили 11 лет, уже не было нужды во мне. Было время, когда я был там архиважен, потом выросло новое поколение людей, которые могли меня заменить и делать это более эффективно. К тому же, у нас не было вида на жительство. Пока Таня училась в Риге, нам делали временный вид на жительство без права на работу.

Будет не лишним сказать, во мне произошла определенная революция. Я полюбил Россию. Раньше я не любил ее. Но когда произошел перелом в мышлении, и мы решили переехать в Питер, у меня не было ностальгии по Латвии, в которой я прожил практически полжизни. Никаких особых эмоций. Как отрезало. Раньше был такой период – теперь наступил другой.

- Это не связано с конфликтом в «Новом Поколении»?

Дима: В нашем случае, нет. Просто сложились такие обстоятельства. И именно обстоятельства, в буквальном смысле, нас выдавливали из Риги. Так часто бывает, когда Бог подводит тебя к новому этапу твоей жизни, и тогда нет смысла на кого-то обижаться.

- Вы планируете осесть в Питере?

Дима: Я очень люблю Москву. Я думаю, что Бог имеет нечто для нас и в Москве тоже.

Таня: Я не знаю, хотела ли бы я жить в Москве. Хотя, когда мы переезжали в Россию, я тоже противилась, но Бог через определенные обстоятельства подтолкнул меня к этому решению. Женщинам вообще сложнее даются переезды, они глубже пускают корни.

- Дима, твои пожелания нашим читателям?

Дима: Что больше всего меня удручает в христианах сегодня – это отсутствие страсти, некая амебность, такой себе междусобойчик. Мы хвалим друг друга, а дело не делается. Будьте более активными, но свою активность всегда сверяйте со Словом Божьим.

Ирина Уданович, «Добрая весть»

 
Обсуждение статьи

Ваш комментарий

Комментарии пользователей ()
Лента новостей    

Новости в RSS

Календарь // Ноябрь 2017

П В С Ч П С В
30 311 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3