23 Май 2018
 

Евангелист Славик Радчук: “Стало очень модно быть в бизнесе или в политике. Но я надеюсь, что Дух Святой захватит молодежь, чтобы стремиться спасать погибающих”

radchuk_slavic

Хотя ему уже за 50, все вокруг называют его просто Славиком — по его желанию. Объяснение этому очень простое — американцам проще произнести слово Славик (потому что на английском оно означает “славяне”), нежели длинное Ростислав. Речь идет о Славике Радчуке, уроженце Украины, но проживавшем в США более 16 лет. За этот период он дважды избирался президентом союза славянских церквей Америки. Но в сентябре 2009 года вместе с женой и четырьмя детьми вернулся в Украину.

О причинах возвращения на Родину и опыте служения в США пойдет речь в этом интервью.

Славик родился в Ровенской области. В их христианской семье было 2 сестры и 6 братьев (кстати говоря, все братья — пастора-евангелисты). По словам Славика, в их доме все время собирались верующие для проведения служений. Из-за этого к ним неоднократно наведывалась милиция. Родителям Славика приходилось не раз платить штрафы за “подпольную церковь”. Радчук начал проповедовать в 14 лет: “Моя первая проповедь была в Беларуси. Помню, когда сказал “аминь”, пришла милиция и начала выяснять, кто проповедовал. Так как я был еще несовершеннолетний, в этот раз для меня все обошлось”.

В 1974 году он поступает в железнодорожное училище в Здолбунове. Продолжает евангелизировать и на протяжении 2-х лет практически всех однокурсников приводит на служение. В итоге по прошествии двух летней учебы Славика вызывает директор и говорит: “Более вы не можете учиться в нашем училище, потому что вы находитесь под сильным влиянием ваших родителей — сектантов”. Недоучившись целый год и имея справку об отчислении по “сектантской статье”, продолжить учебу в другом месте или устроиться на хорошую работу было крайне проблематично.

– И чем Вы занялись после отчисления?

– В нашей подпольной церкви я был руководителем молодежи и горячим молодым проповедником. Мы совершали поездки по многим городам и селам для участия в молодежных служениях. Но из-за постоянных преследований я не смог находиться более в Украине, и вынужден был переехать на Дальний Восток на один год. Когда я туда перебрался, сразу включился в работу с молодежью в местной подпольной церкви. Проповедовал, ездил по Приморскому, Хабаровскому краю. Устроился на работу, чтобы зарабатывать себе на жизнь. И через год я возвратился домой в Украину.

В это время многие из Западной Украины ездили на сезонные работы в другие республики. Мы работали в Сухуми, Молдавии, Ашхабаде, Смоленской области, Латвии. Таким образом, я приобретал хорошие навыки в работе. Мы строили крупные объекты, в нашей бригаде работало около 60 человек. Мне присвоили звание инженера по строительству, потому что я разрабатывал чертежи, проекты.

Вот так и жили — 5 месяцев работали, а потом 7 месяцев ездили по Советскому Союзу и проводили служения — Дальний Восток, Сибирь, Север, Средняя Азия, Кавказ. Навещали места, где было буквально по 2-3 верующих, чтобы там проповедовать Евангелие.

– И после всех поездок возвращались домой в Ровенскую область?

– Да, я оставался в родительском доме. В конце 70-ых началось Таллиннское пробуждение. Я поехал в Эстонию, встретился с тамошними братьями, они молились за мое благословение в служении. Это были: Александр Попов, Удо Веево, пастор Рейн и служители из Финляндии. С таллиннскими братьями мы ездили по Дальнему Востоку, Средней Азии, Украине. Господь прилагал спасаемых к церкви, массово исцелял. Тогда христианский народ переживал великий духовный подъем и глубокое обновление.

В 83-м году во Львове была большая встреча епископов. Я как раз тогда приехал из России и рассказал, что Бог там делает, как люди ищут Господа, сколько там есть малых народностей, которые никогда не слышали Евангелия. У меня была ревность посылать миссионеров к национальным меньшинствам, которые никогда не слышали о спасении. Епископ Боечко возглавил эту работу.

– Так Боечко же из Львовской области, а Вы — из Ровенской. Как вы пересекались?

– У нас было подпольное братство так называемого Шмидтовского направления. И брат Боечко был его руководителем. Туда входили многие области Украины, Беларуси, Прибалтики.

Так вот тогда меня и Сергея из Минска (фамилия не называется из соображений безопасности. — Р.К.) направили в поездку по многим республикам Союза. Мы объехали весь Дальний Восток, Сибирь, Среднюю Азию, Кавказ. Преодолев в общей сложности 60 тысяч километров, мы возвратились обратно через 50 дней. За это время собрали много информации о национальных меньшинствах по запросу одной шведской миссии.

После нашей поездки много пасторов и более двухсот молодых людей собрались в Ровно. Мы рассказали им о нашем путешествии и жажде многих из нацменьшинств слышать о Боге. После дебатов и молитвы было принято решение начинать миссионерскую работу в Сибири. Присутствующие молодые братья и сестры со слезами на глазах выражали свое согласие переселиться в чужие края для миссии. Я также произнес обещание: имея жену и детей, я готов ехать, чтобы проповедовать людям, которые никогда не слышали о Господе. Собралось более 20 миссионеров из Украины и Беларуси, и мы отправились в Тувинскую республику на юг Красноярского края. Мы служили людям на протяжении года — днем работали на стройках, а вечерами проповедовали. Многие уверовали.

– Когда Вы провели свой первый так называемый круссейд — большое уличное евангелизационное собрание?

– Когда уже пришла свобода. Это было в 1988 году в Ровно. Собралось около 20 тысяч человек. У меня до сих пор хранятся видеокассеты того служения. Более 500 людей пришли к покаянию. И вот оттуда началась моя большая евангелизационная работа.

В 1990 году брат Билас Роман Иванович, возглавлявший союз ХВЕ, проводил в Москве конференцию. И там выдвинули мою кандидатуру вместе с другими братьями на должность заместителя старшего епископа по республикам СССР. Тогда я встал, поблагодарил за доверие и сказал, что Бог меня зовет к евангелизации и открытию новых церквей, поэтому заместителем я быть не могу. Позже Роман Иванович уговорил меня, чтобы я возглавил отдел евангелизации в России. Я принял это предложение и начал работать, но через несколько месяцев я получил подтверждение в моем сердце, что мне необходимо сосредоточить служение в Украине.

В это время Господь помог нам организовать миссию “Добрый самарянин” с офисом в Ровно. Она работала во многих направлениях: обучение студентов в библейской школе, международный отдел тюремного братства, евангелизации, открытие новых церквей, христианская телерадиокомпания, помощь детям Чернобыля, отдел милосердия и многое другое.

Тогда брат Мельник, будучи председателем союза ХВЕ Украины, пригласил меня быть его заместителем и возглавлять отдел евангелизации и миссии. Это было в 1991 году. Когда я перебрался в Киев, удавалось видаться с семьей всего два-три дня в месяц, потому что жена и шестеро детей оставались в Ровно. В этом статусе я пробыл два года. Бог помог нам организовать сильную структуру, были назначены региональные заместители — Виктор Прохор, Виктор Лимонченко, Александр Бабийчук, Владимир Стасюк и Павел Бондаренко. И каждый из нас занимался открытием новых общин. Через это служение Бог помог нам организовать сотни новых церквей.

– А почему как раз в это время Вы эмигрировали в США?

– Мой родной меньший брат эмигрировал вместе с семьей, после этого и меня пригласил. И в 1993 году мы с семьей перебрались за океан. Тогда у меня уже было 6 детей, еще двое родились в Америке. По прибытии в США я устроился в американскую миссию, стал вице-президентом и директором по странам СНГ и Восточной Европе. Моей задачей было находить спонсоров и поддерживать миссионерское служение в бывшем СССР, а это — 32 миссии. Пока я жил в Америке, дважды избирался президентом союза славянских церквей ХВЕ.

– Во время проживания в США на чем были сконцентрированы основные усилия?

– Соединение славянских церквей. И Бог помог нам в объединении 6 союзов — трех в Канаде и трех в США — под именем Федерации славянских церквей. А это более 400 общин. Брата Леонида Бондарука избрали старшим епископом, Виктора Лимонченко — заместителем, Николая Котякова — секретарем. Многие из известных епископов были избраны в комитет Федерации. А меня утвердили международным евангелистом.

– Когда Вы начали работать с Рейнхардом Боннке?

– Знакомство с Боннке произошло давным-давно. Еще когда я бывал в Таллинне, мне показывали брошюрки с информацией о его евангелизациях. И уже тогда я молился: “Господи, помоги мне проповедовать, как Боннке”. Когда после перестройки я впервые попал в Германию, там лично познакомился с этим известным евангелистом. Я пригласил его посетить Украину. И в 1992 году в Киеве на стадионе “Динамо” собралось около 35 тысяч человек, чтобы пережить благословение через служение Рейнхарда Боннке. Помню, тогда его офис выделил нам 20 тысяч долларов на всю подготовку. За эту сумму нужно было организовать и рекламу, и телевидение, и аренду стадиона, аппаратуру, пастырскую конференцию. Мы уложились в 16,5 тысяч. И когда я возвратил 3,5 тысячи, Боннке сказал: “Украина — первая страна, которая возвратила мне остаток”.

С тех пор мы с Боннке все время поддерживаем хорошие отношения. Живя в Америке, мы делали с ним совместные круссейды — собирали по 15-20 тысяч человек — в городах Сиэтл, Атланта, Сакраменто, а также в Германии, Финляндии, Африке. И когда я ему сказал, что возвращаюсь в Украину, он попросил меня помочь организовать ему конференцию для служителей и евангелизацию в Украине. И возможно, это будет его последний визит в нашу страну, ведь Боннке уже 70 лет.

– Почему Вы решили возвратиться на Родину, и какие основные направления служения в Украине?

– Когда я был в Малине (крупнейший молодежный лагерь ХВЕ в Житомирской обл., куда съезжаются до 5 тысяч участников — Р.К.) в 2008 году, Бог сильно захватил молодежь, около 500 человек вышли для покаяния. Многие потом штурмовали меня: “Славик, твоя генерация уехала в Америку, а мы хотим получить заряд, огонь для проповеди Евангелия. Помоги, пожалуйста!” И тогда Господь проговорил к моему сердцу возвращаться в Украину. Я по мобильному телефону позвонил своей жене в США и говорю: “Наташа, у меня есть предложение…”. И не выслушав меня до конца, она сказала: “Не продолжай, я согласна”. Я говорю: “Ты же не знаешь, о чем я хочу сказать”. Она: “Знаю. Минут 5 назад я услышала внутри голос, чтобы переезжать в Украину”. А я ей как раз собирался сказать то же самое. И где-то год спустя мы переехали в Киев. Там оставили дом, четверо наших детей, внуков и родителей.

Сейчас в Украине мы организовываем видео-школу по программе Рейнхарда Боннке. Учебный курс длится около 5 месяцев. Прошедшие обучение получат сертификат с подписью брата Боннке. На базе поместных церквей люди будут учиться, сдавать тесты и получать документ. Второе, чем я занимаюсь сейчас в Украине, — оказываю помощь оргкомитету по приезду Боннке в Украину. Уже сформирован комитет, распределены функции. Слава Богу, включились многие церкви.

– Что даст Украине визит Боннке?

– Во-первых, если он евангелист мирового масштаба, молодая генерация должна пережить прикосновение Духа Святого во время служения таких мужей Божьих. Я видел, когда Дух Святой сходит на Боннке, когда он проповедует, потом начинает молиться, люди сбивают друг друга с ног. Они тянутся к нему, чтобы он помолился за них. Когда я был с ним в Африке, 120 тысяч пасторов и служителей собрались на стадионе. Там обеспечивали порядок несколько тысяч вооруженных полицейских. Но когда пришло помазание, к нему рванули люди и никто не мог их удержать. Поэтому я надеюсь, что Дух Святой захватит молодежь и в Украине, чтобы не идти в политику или в бизнес (хотя у каждого свое призвание), но более всего стремиться спасать молодежь, которая погибает от аморальности, отступничества и неверия. Сегодняшнее поколение — это потерянное поколение. И нам необходимо спасти это поколение. Бог сотворил небо для спасенных.

– Но многие утверждают, что времена массовых евангелизаций прошли, так как их эффективность становится все ниже…

– Я согласен, что евангелизация персональная, личная очень эффективна. Но время от времени нам нужны массовые евангелизации, они дают импульс, корректируют наше мировоззрение и понимание в вопросе спасения человеческой души.

– Теперь о визите в Украину Ричарда Шекерияна. Его отец Демос в свое время был очень известен в среде христиан эпохи 90-ых. В первую очередь, благодаря его книге “Самые счастливые люди на земле” и работе его организации “Бизнесмены полного Евангелия”. Какое Вы имеете отношение к визиту в Киев его сына Ричарда?

– За два года до смерти Демоса я имел возможность познакомиться лично с ним и его женой Розалией. А уже потом его сыну Ричарду помогал организовать на их Родине — в Армении — большое собрание на 15 тысяч человек. Ричард приглашал меня проповедовать на своих встречах. Поэтому Ричард и попросил меня организовать ему визит в Украину. Почти во всех странах СНГ есть представительство “Бизнесменов полного Евангелия”, а в Украине — нет. И он хочет приехать сюда, чтобы начать это служение среди деловых людей.

– В чем заключается их миссия?

– Во-первых, они не проповедуют, а свидетельствуют. Все построено на свидетельстве. Многие бизнесмены сейчас имеют перекосы, моральные сдвиги, всякого рода депрессии, разбитые семьи. Они нуждаются в поддержке, они не придут в церковь, но придут на встречу бизнесменов в каком-то ресторане. На таких мероприятиях собираются верующие и неверующие. И там христиане-бизнесмены рассказывают свои свидетельства, что с ними сделал Бог. И как раз таким способом сеется Слово Божье. И тогда неверующие бизнесмены просят молиться о них.

Визит Ричарда рассчитан, в первую очередь, на бизнесменов, деловых людей и, отчасти, политиков, чтобы послужить им.

– И последний вопрос. В 93-м году Вы оставили Украину и перебрались в США. Это был новый старт в жизни и служении. Теперь обратно — из США в Украину, снова новое начало в жизни и служении. Каково оно, проходить такие кардинальные перемены?

– Многие в Америке говорят мне, что я поехал в Украину не вовремя. И здесь многие сказали, что, мол, нужно было приезжать пораньше. Но история моего служения всегда не легкая. Я стараюсь быть там, где тяжело. И в это трудное время я приехал в Украину. Бог дал мне много энергии, много силы воли, поэтому меня сломить трудно. Если я наметил цель, то иду вперед с Божьей помощью.

Мое желание — помочь Украине. Потому что эта страна сейчас начала болеть старой американской духовной болезнью — “мое служение — моя собственность; не трогайте меня, я сотрудничать с вами не намерен”. Каждый говорит: это моя крепость и моя территория, я работаю в интересах только моего служения, в других служениях не заинтересован. Но в деле Евангелия так нельзя. Я верю, что Бог меня использует, чтобы объединить братьев для спасения людей. Сейчас Америка переживает сильнейшие потрясения, и потому многие из служителей ищут сотрудничества и консолидации по духу Евангелия со своими братьями. Там эта проблема собственничества и разделения уже отступает. Многие поняли, что это была ошибка. А в Украине только начинается. Так зачем подвергаться этому недугу, который другие уже пережили с большим трудом?! Американские церкви сейчас ищут то, что по-настоящему созидает. А еще раньше они проповедовали, мол, делай, что хочешь, потом посмотри на крест и ты прощен. А сейчас они реально говорят о грехе, о необходимости покаяния, в том числе, — для верующих и для церковных лидеров. Поэтому мне кажется, что Америка начинает подниматься в духовном плане. Мое желание, чтобы Бог помог всем братьям и сестрам, особенно лидерам, сосредоточить свое серьезное внимание на следующих пяти направлениях: 1) молитва и поиск единства; 2) моральное здоровье и целостность семей; 3) движение молодого поколения в поисках силы Божьей; 4) проповедь Евангелия, в том числе через личные свидетельства; 5) недостигнутые народы и пробуждение в нашем общем европейском доме.

Руслан КУХАРЧУК, газета “КАМЕНЬ Краеугольный”.

 
Обсуждение статьи

Ваш комментарий

Комментарии пользователей (2)
цитата ответить 23 Мар. 2010 в 12:06 Lemuil:

Не доверяю я этому служитею, очень уж нехорошая у него репутация среди христиан. А правильные слова говорить может кто угодно.

 
цитата ответить 24 Мар. 2010 в 07:11 didusik:

Приехал из Америки, Украину спасать? А еще у детей проблема с полицией, дочь (жалко дите), проблемы с христианской моралью. Все врет. Ни слова правды.
В Америке, некоторые пасторы, не пускают в церковь.
Если кого и надо спасать, то себя и свою семью.
“Присвоили звание инженера”. На инженера учится надо. Вот так и присваивает себе звания.
Интересно, понимает же Славик, что кто то,  из тех кто его хорошо знает, прочтет, а все равно говорит. Потому что уже не может по другому. А еще много братьев знает проблему, но молчат.
Толерантность. Бодрствуйте.

 
Лента новостей    

Новости в RSS

Обсуждаемое Читаемое

Календарь // Май 2018

П В С Ч П С В
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3