23 Февраль 2018
 

Папа Войтыла был настоящим подарком для прессы

У Иоанна Павла II были совершенно особые, незабываемые отношения с миром масс-медиа. Так, по крайней мере, считает Валентина Алазраки, журналистка мексиканского телеканала Televisa, специализирующаяся на Ватикане, которая была очевидцем событий 27 лет понтификата, настолько близким, что сегодня она говорит о Папе Иоанне Павле II: “Его смерть была для меня огромным ударом. Я как будто потеряла родного отца”.

Аккредитованная в течение 30 лет при пресс-центре Святого Престола, Валентина вспоминает вместе с Korazym.org и Vatican Service News карьеру, начиная с 1978 года, когда ей первой из всех журналистов мира удалось взять интервью у Иоанна Павла II на площади св. Петра. “В день общей аудиенции, – вспоминает она, – я спряталась за кустами, растущими перед залом Павла VI, вместе с моим оператором и огромным мексиканским сомбреро. Когда подъехала машина Папы, я бросилась к нему с микрофоном и сомбреро и попросила его сказать несколько слов. Иоанн Павел II согласился, и прежде всего его заинтересовало это сомбреро”.

Самая настоящая сенсация, которая, поясняет журналистка, “никогда бы не была возможной, если бы я как-то не поняла, что он – другой, что он – Папа, действительно отличающийся от других, желающий выйти за пределы множества рамок, штампов, схем, и прежде всего изменить отношения с прессой. Мы видели это во время его первой аудиенции для журналистов, что он был другим Папой”. Для начинающей журналистки это великолепный результат. Но как вы к нему шли? “Через три месяца после избрания Папа принял приглашение приехать в Мексику на III конференцию латиноамериканских епископов. За несколько дней до его поездки мой тогдашний шеф позвонил мне и сказал, что я должна взять интервью у Папы. Я была молодой и неопытной, была очень слабо знакома с ватиканским протоколом, но знала точно, что Папы интервью не дают. ‘Нет, Папа не дает интервью’, – сказала я своему начальнику, а он: ‘Ты мне потом расскажешь, как ты решила свою проблему’. Вот и все”.

Вы живете в Риме много лет. Как начиналась Ваша карьера? “Я мексиканка, но мама у меня итальянка. Поэтому моя жизнь проходила между Италией и Мексикой. Я приехала в Италию, чтобы учиться журналистике в университете. В эти же годы я постепенно начала сотрудничать с Televisa, мексиканским телевидением, и в 1977-1978 годах я уже отсылала свои первые репортажи о Ватикане. Это был последний период понтификата Павла VI, и естественно, я не участвовала ни в одной поездке с ним, потому что он был уже пожилым и больным. Я была в Риме, когда умер Павел VI, и вместе с другими мексиканскими корреспондентами я освещала его смерть, конклав, избрание Иоанна Павла I. Затем – смерть Иоанна Павла I и, наконец, конклав, приведший к избранию Иоанна Павла II”.

С тех пор вы уже не теряли друг друга из вида. Вы начали сопровождать его в поездках, начиная с первого визита в Мексику. Что Вы испытываете сегодня, спустя год после его смерти? “Я бы сказала, что ностальгия очень сильна. Не было ни дня за этот год, чтобы я не думала как-то об Иоанне Павле II, не только в личном плане, но и в профессиональном. Моя жизнь продолжала вращаться вокруг этой личности. Больше того, у меня создалось впечатление, что чем больше проходит времени, тем больше мы понимаем, что нам было дано пережить удивительные события рядом с необыкновенной личностью. И чем больше проходит времени, тем больше мы понимаем, что то, что мы, вероятно, считали обычным (потому что провели более двадцати лет рядом с ним), не имело ничего общего с обычностью: все в нем было необыкновенным. Мы пережили вместе с ним настоящую историю – историю с большой буквы – и жили в одно время с личностью, которая день за днем давала впечатляющее свидетельство”.

Какие воспоминания остались у Вас о том апрельском вечере? “В тот момент для меня умер отец! Я провела семичасовой прямой репортаж сразу после его смерти, и меня потом спрашивали в Мексике, как мне удалось не плакать, потому что все знали о моей привязанности к Папе. Вероятно, в определенные моменты срабатывала какая-то защита, некая форма профессионализма. Я знала, что даю информацию людям, и что, следовательно, будет неправильным показывать им свои чувства. Однако потом, в одиночестве, я много раз оплакивала эту потерю, которая, повторюсь, является для меня одновременно и отсутствием, и присутствием; с одной стороны, я и сегодня очень чувствую присутствие Папы в своем доме и в своей жизни, с другой – это, несомненно, физическое отсутствие, и это до сих пор вызывает у меня ностальгию”.

Мексика всегда была одной из самых любимых стран Иоанна Павла II. Как отреагировали мексиканцы на его смерть? “Ночью второго апреля на улицы Мехико выехал папамобиль, внутри которого стояло белое кресло. Это было кресло, на котором Папа сидел на стадионе Ацтека в 1999 году, во время встречи с поколениями века – от детей до их бабушек и дедушек. Монс. Станислав Дзивиш, секретарь Папы, сказал мне, что это было самым прекрасным зрелищем, которое мы видели за двадцать лет понтификата для такого рода церемоний. Это было впечатляющим зрелищем. Папа сидел на этом кресле.

Поэтому было решено поставить это кресло в папамобиль и провезти его по улицам с большой фотографией Иоанна Павла II. Было подсчитано, что в ту ночь на улицы Мехико вышло свыше миллиона человек. Все направлялись к кафедральному собору на мессу, а затем присоединились к тем, кто смотрел тот семичасовой прямой репортаж из Ватикана. Народ не расходился, и для всех это было глубоко волнующим событием. Я говорю это для того, что прошел год, но для Мексики личность Иоанна Павла II продолжает оставаться огромной. Народ не забыл его, и для них Папой по-прежнему остается в какой-то мере Иоанн Павел II”.

А Бенедикт XVI? “Думаю, что с самого первого момента, с первых своих речей Папа Бенедикт XVI дал понять, что желает следовать путем Иоанна Павла II. Я уверена, что верность, преданность и любовь Бенедикта XVI к Иоанну Павлу II несомненно открыли сердца многих людей, еще находящихся под глубоким впечатлением от образа, голоса и личности Иоанна Павла II”.

Какие различия Вы видите между Папой Войтылой и Папой Ратцингером? “Я считаю, что абсолютно недопустимо проводить сравнения между Папами. Папа – это Папа. И потом, каждый из нас может чувствовать себя более или менее близким к какому-либо Папе по разным причинам. Несомненно, как всегда говорится, Святой Дух не ошибается и выбирает нужного человека в нужное время Церкви. Вероятно, требуется более глубокое изучение этого огромного и богатейшего наследия, которое оставил нам Иоанн Павел II. Папа Бенедикт XVI неоднократно говорил нам, что одной из его главных миссий является именно эта. Папа Иоанн Павел II написал много, сказал много, сделал много: теперь настал момент углубить и лучше понять все то, что он оставил нам и то, что делает сейчас Бенедикт XVI”.

Agnuz

 
Обсуждение статьи

Ваш комментарий

Комментарии пользователей ()
Лента новостей    

Новости в RSS

Все новости

Календарь // Февраль 2018

П В С Ч П С В
29 30 311 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 1 2 3 4