21 Ноябрь 2017
 

“И восстанет брат на брата”. Этнические войны - кошмар XXI века

В мире ныне существует более 180 государств и лишь не более 20-ти из них этнически однородны - то есть, в них национальные меньшинства составляют менее 5% населения. В более 40 % государств мира проживает пять и более национальных меньшинств. Всего в мире насчитывается около 8 тыс. народов - больших и малых - и, теоретически, каждый из них может претендовать на независимость. Таким образом, подавляющее большинство стран мира могут стать ареной межэтнических конфликтов.

Подобные процессы идут даже в считающейся “тихой” Западной Европе и наблюдаются, например, в Великобритании (проблема Северной Ирландии), Испании (Баскония), Франции (Корсика) и пр. На протяжении второй половины ХХ века в мире было отмечено более 300 этнических конфликтов, которые периодически переходили в стадию насилия. По оценкам ООН, внутригосударствнные, в том числе и этнические конфликты, унесли больше жизней, чем “классические” войны.

Как сообщает информационное агентство Washington ProFile, этнические войны стали особенно крупномасштабными и жестокими после окончания “холодной войны”. По мнению Теда Роберта Гарра, руководителя Центра международного развития и конфликтологии при Мэрилендском университете, особо тяжелые последствия имел распад СССР и Югославии. Кроме конфликтов, начавшихся на территории самих этих государств, более двух десятков этнических конфликтов проявились в странах “третьего мира”, что Гарр считает прямым последствием конца “холодной войны”.
Однако в конце 1990-х годов большинство подобных конфликтов перешло в “мирную фазу” - большинство этнических меньшинств по различным причинам предпочли решать свои проблемы политическими, а не военными путями. Кроме того, Гарр отмечает, что большинство современных этнических кризисов являются не порождением современности - они имеют давнюю, в том числе, и насильственную, историю.

Исследователи из Стэнфордского университета Джеймс Фирон и Дэвит Лэйтин подсчитали, что ежегодно в мире начинается в среднем 2.3 новых конфликта, большая часть которых может считаться внутренними “этническими войнами”. При этом также ежегодно завершается 1.7 подобных конфликтов.
С 1992 года более трети государств мира столкнулась с внутренними конфликтами, большинство из которых имеет, кроме всех иных, и этнические причины. Примерно в половине подобных случаев оппозиционеры (восставшие, инсургенты и пр.) выступали за отделение своего этнического региона от государства.

Моника Тофт, автор книги “География этнического насилия” утверждает, что две трети всех вооруженных конфликтов включают этнический компонент. Шанс, что этнический конфликт перерастет в вооруженное противостояние с центральной властью, в два раза выше, чем подобная вероятность для иных типов внутренних конфликтов. Более того, шансы, что внутренний конфликт перерастет в обычную, то есть, межгосударственную войну, в четыре раза выше для этнических конфликтов. Этнические конфликты также крайне сложно урегулировать.

Однако далеко не все вооруженные конфликты, в которые вовлечены различные этнические группы, принято считать этническими. В частности, Госдепартамент США называет “этническими войнами” вооруженные конфликты между “властью и национальными, этническими, религиозными и общинными меньшинствами, в результате которых серьезно изменяется их статус”. По мнению Госдепартамента, бунты, перевороты и вооруженные конфликты между этническими группами, протекающими без участия государства, нельзя считать этническими войнами.

Этнические конфликты крайне опасны, поскольку их последствия могут быть разрушительными не только для конфликтующих изначально сторон, но и для всего мира. Так, например, с этнического конфликта между сербами и Австро-Венгрией началась Первая мировая война, в которой участвовали десятки стран мира (в результате часть из них исчезла с политической карты мира), погибло более 8 млн. человек, более 30 млн. стали беженцами, а экономики многих государств были разрушены.

Современные этнические конфликты вызывают особые опасения из-за роста числа беженцев и перемещенных лиц. По данным ООН, в 1970-е годы в мире насчитывалось около 8 млн. беженцев. В 1995 году, частично в результате этнических конфликтов в бывшем СССР и Югославии, их число достигло 27.4 млн.
Во многих случаях этнические конфликты переходят в стадию геноцида - так произошло, например, в Руанде в 1990-е годы. Кроме того, ныне мир не приемлет “внешнего” пересмотра государственных границ.
Так попытка Израиля аннексировать Голанские высоты у Сирии не была признана международным сообществом. Попытка Саддама Хусейна в 1990 году присоединить Кувейт вызвала войну с Ираком. Изменение государственных границ ныне возможно лишь “изнутри” - в том числе, в результате внутренних этнических конфликтов.

Подобные вооруженные конфликты привели к появлению нескольких новых государств. Последним стал Восточный Тимор, получивший независимость от Индонезии. В конце 2004 года в мире насчитывалось от 15 до 28 вооруженных конфликтов (аналитики расходятся в оценках), участники которых боролись за независимость или, наоборот, за территориальную целостность государства. Еще не менее 70-80-ти движений, считающих себя национально-освободительными, теоретически могут перейти к вооруженной борьбе за независимость.
В их числе несколько европейских народов, например, каталонцы в Испании, фламандцы и валлоны в Бельгии, венгры в бывшей Югославии, шотландцы в Великобритании и т. д. В большинстве случаев этой угрозы удается избегать политическими методами, предоставив подобным движениям больше автономии, политического влияния и т.д. Примерно четверть всех национально-освободительных (они же сепаратистские) движений переходит к вооруженной борьбе.

В ХХ веке мир потрясли три волны этнических конфликтов, закончившиеся образованием десятков новых, большей частью национальных, государств. Первая волна образовалась после окончания Первой Мировой войны, распада двух империй - Австро-Венгерской и Оттоманской, на территории которых возникли новые государства. Вторая волна была инициирована Второй Мировой войной и крахом колониальных держав. Третья волна образовалась после распада СССР. Многие исследователи считают, что ныне человечество находится на излете “третьей волны”, что делает возможным предсказать, что новые этнические конфликты будут возникать относительно редко. Однако, при наличии многих народов, не имеющих своего государства (например, курдов, компактно живущих в Турции, Ираке, Сирии и Иране) никто не знает, когда и при каких условиях начнется “четвертая волна”.

Причины возникновения этнических конфликтов до сих пор досконально неизвестны.
Взгляды ученых, анализировавших проблему возникновения этнических конфликтов, можно разделить на три основные группы. Часть исследователей, которые отдают предпочтение исключительно материальным причинам - борьбе за ресурсы, территорию, контроль над экономикой и пр. Другая - нематериальным: политическим, историческим, религиозным, проблемам безопасности и пр. Третья придерживается мнения, что этнические конфликты возникают в результате действий элит, по тем или иным причинам заинтересованным в насилии. Впрочем, большинство исследователей этой проблемы сходятся во мнении, что каждый конфликт уникален и, соответственно, имеет уникальные предпосылки.

Принято считать, что этнические войны - это войны за национальную самоидентификацию групп людей, объединенных по различным признакам - из-за общего цвета кожи, религии, языка, истории и пр. (так например считает Хаим Кауфман, автор исследования “Возможные и невозможные решения этнического конфликта”.

Фактически, этнические противоречия не являются сами по себе причиной начала конфликта. Подобные кризисы всегда возникают по одной и той же схеме: этническая группа требует от государства улучшения ситуации со своими правами и привилегиями, поскольку в многонациональном государстве иные (более многочисленные, влиятельные и пр.) группы этими правами де-факто обладают. После этого власти отказываются удовлетворить подобные требования, считая, что это может негативно повлиять на ситуацию в обществе, на мощь государства, поскольку способно привести к его фрагментации и даже распаду. Далее начинается насилие, которое изначально может исходить от любой стороны. Этнические меньшинства пытаются привлечь внимание международного сообщества и начинают бороться либо за автономизацию, либо за отделение от государства.

Ряд теорий по-разному объясняют причины перехода подобных конфликтов в “горячую” стадию, однако все они считают этничность “ключом” к пониманию природы возникновения подобного насилия. Например, часть ученых считает главной причиной “бунт” исторической памяти, то есть вспышка насилия вызвана изменением внешних условий, которые привели к обращению к исторической памяти народа или национального меньшинства.
Сторонники теории “столкновения цивилизаций” считают этнические конфликты проявлением образующихся культурных разрывов между различными обществами. Подобные конфликты могут возникнуть и в результате глобализации и модернизации, когда отдельные группы населения оказываются лучше приспособлены к изменившимся условиям, что вызывает зависть и ненависть со стороны “проигравших”.

Существует теория (в частности, ее сторонником является Моника Тофт), которая объясняет эту проблему территориальными причинами: государства и народы совершенно по-разному (рационально и иррационально) относятся к своей территории. Для этносов территория часто является “святой” частью их национальной идентичности. Государства, в свою очередь, стремятся к установлению юридического, экономического и военного контроля за территориями. В ряде случаев эти интересы вступают в противоречие друг с другом, и начинается конфликт.

Майкл Браун, автор книги “Национализм и этнический конфликт”, считает, что существует группа факторов, ответственных за начало подобных конфликтов. Среди них - слабость государства, проблемы с обеспечением внутренней безопасности, наличие дискриминационных политических институтов, особенности этнической географии данной страны (например, отдельные этнические группы живут, в основном, обособленно), культурная и экономическая дискриминация и т.д. То есть, Браун считает краеугольным камнем подобной войны недостаток демократии и либерализма в обществе. В свою очередь, Джеймс Фирон и Дэвид Лэйтин, авторы книги “Национальность, партизанская война и война”, пришли к выводу, что “первую скрипку” в начале подобных конфликтов играют экономические, а отнюдь не политические факторы.

Дэвид Лэйк и Дональд Ротчайлд, авторы книги “Коробка со страхом: причины и управление этническим конфликтом”, считают, что этнические войны более часто возникают в географически изолированных регионах, где на протяжении долгого времени компактно проживает определенная национальная группа, имеющая опыт войн за независимость или за власть в “большом” государстве.

Николас Самбанис, сотрудник Всемирного Банка, автор доклада “Имеют ли общие причины этнические и неэтнические гражданские войны?”, пришел к выводу, что риск начала этнического конфликта возрастает, если в соседнем государстве наблюдается серьезный внутренний конфликт или идет война. Кроме того, чем демократичней и либеральней страны-соседи, тем меньше шансов начала подобного кровопролития.

Сотрудники Всемирного Банка Пол Коллер и Анке Хеффлер проанализировали экономический аспект этой проблемы и пришли к выводу, что вероятность начала этнического конфликта зависит от уровня жизни этнического меньшинства. Чем более состоятельно население в “проблемном” регионе, тем выше шансы инсургентов получить необходимые ресурсы для начала войны. Кроме того, значительную роль играет наличие богатой и влиятельной диаспоры, которая, как правило, оказывает поддержку подобным движениям. По мнению Коллера и Хеффлер, чем более разнообразно и демократично общество, тем меньше шансов, что начнется вооруженный этнический конфликт или гражданская война.

По данным Теда Роберта Гарра, автора книги “Почему повстанцы сражаются”, существует несколько универсальных признаков, по которым можно предсказать скорое начало вооруженной борьбы за независимость.

Фактор 1. Группа, относящаяся к этническим или религиозным меньшинствам, требует большей автономии, чем она имеет в настоящий момент. В подавляющем большинстве случаев эти претензии разрешаются политическими и экономическими методами.

Фактор 2. Риск начала военных действий повышается почти на 60% в том случае, если меньшинство некогда имело собственную государственность. Не имеет значения, когда и где существовало это государственное образование, каким образом оно было создано, какая форма правления использовалась и по каким причинам оно утратило независимость. К примеру, жители канадской провинции Квебек, которые являются потомками французских колонистов, требуют независимости, легитимизируя это тем, что некогда Канада была французской колонией. Еще более опасно, если утрата независимости произошла в относительно недавнем прошлом.

Фактор 3. Чем выше организованность групп, выступающих за независимость, тем больше шансов, что они начнут вооруженную борьбу. Риск увеличивается на 83% по сравнению с плохо организованными сепаратистами. К примеру, желание самоопределиться не было подкреплено созданиями мощных административных структур католическими жителями Северной Ирландии, входящей в состав протестантской Великобритании.
Несмотря на то, что католики смогли создать несколько мощных террористических групп, единый организационный центр, представляющий интересы большей части населения, создан не был. Аналогичные процессы происходят и с этническими русскими, живущими в постсоветских государствах. Периодически они выступают за автономизацию отдельных областей или регионов, или присоединение их к России, но результатов эта деятельность не приносит.

Фактор 4. Чем лучше в регионе, претендующем на самоопределение, обстоит дело с инфраструктурой и информационными технологиями, тем больше шансов, что начнутся боевые действия. Если определенная этническая группа находится в юрисдикции одного государства и проживает на компактной территории, то фактор связи особой роли не играет. Но его значение возрастает многократно, если этническая или религиозная группа “поделена” между двумя или более государствами. Так, например, произошло с албанцами, “разделенными” между Сербией, Албанией и Македонией, басками во Франции и Испании, лезгинами в России и Азербайджане, чеченцами в России и Грузии и т.д. Вооруженных группы сепаратистов могут координировать свои действия лишь с помощью телефонов, радиостанций и т.д.

Фактор 5. Чем выше уровень рождаемости в этнической или религиозной группе, тем более она склонна начинать войну за самоопределение. Низкий уровень рождаемости может быть компенсирован притоком большого числа мигрантов и т.д.

Фактор 6. Парадоксально, но чем меньше та или иная этническая или религиозная группа страдала от репрессий и дискриминации со стороны центрального правительства, тем больше шансов, что она начет вооруженную борьбу. Любопытно, что большинство групп, выступающих за самоопределение, ныне действуют в демократических государствах. Более того, разговоры о независимости начинались лишь после того, как страна меняла форму правления на демократическую.

Фактор 7. Начало военных действий значительно более вероятно, если некогда представители этой религиозной или этнической группы уже вели подобную борьбу.

По состоянию на начало 2005 года в мире насчитывалось 23 серьезных вооруженных конфликта (под таковыми понимаются конфликты, в результате которых погибла 1 тыс. и больше человек) и еще 28 конфликтов, которые при определенном развитии событий могут перейти в стадию войны.

По данным Центра оборонной информации США, по сравнению с рекордно мирным 1998 годом (тогда было отмечен 21 подобный конфликт) число малых войн увеличилось, а по сравнению с 2003 годом - снизилось (тогда было отмечено 30 подобных “горячих точек”). Наибольшее число подобных конфликтов ныне происходит в Азии (22). В Африке их 7, в Америке - 4, на Ближнем Востоке - 3, в Европе - 1 (Чечня).

Война с террором. Войну ведут международные организации (в том числе ООН) силами ряда государств, в том числе США и их союзники против террористических организаций. Война началась 11 сентября 2001 года после нападения террористов на Нью-Йорк и Вашингтон. За это время уничтожен режим “Талибан”, который оказывал поддержку и предоставлял убежище в Афганистане международным террористическим организациям. Кроме того, США и их союзники оккупировали Ирак - значительная часть международного сообщества не считает войну в Ираке антитеррористической операцией.

Временные власти Ирака и страны антиракской коалиции против инсургентов. Война началась в 2003 году, после оккупации Ирака.

Россия против чеченских сепаратистов. Россия считает сепаратистов исламскими террористами. Война началась в 1998 (или в 1994 году).

Израиль против террористических группировок (”Хамас”, “Хезболла”, “Палестинский исламский джихад” и др.).
“Хамас” ставит своей целью создание исламского государства на территориях, которые ныне занимает Израиль. “Хамас” имеет десятки тысяч сторонников на территории Палестинской автономии. Получает финансовую и иную поддержку от Ирана, а также от некоторых организаций Палестины и Саудовской Аравии. “Хамас” отвергает политическое соглашение с Израилем.
“Хезболла” имеет в своих рядах только мусульман-шиитов, считается одним из главных соперников “Хамас”. Образована в 1982 году с целью создания исламского государства (по образцу Ирана) в Ливане. Тогда же провозгласила джихад против Израиля и Запада. Имеет несколько тысяч сторонников в разных странах мира, включая США и Западную Европу, и до 600 боевиков. Получает финансовую и иную поддержку от Ирана и Сирии.
“Палестинский исламский джихад” (ПИД) создан в начале 1970-х годов при поддержке Ирана. Его главная цель - создание исламского государства в регионе и распространение Ислама. Одна из активнейших террористических группировок в регионе, проводит операции в Израиле, Палестинской автономии, Иордании и Ливане. Большинство террористических актов с участием смертников организовано ПИД. Получает помощь от Ирана и Сирии. Точное число членов неизвестно. Конфликт Израиля с террористами длится с 1975 года и имеет, в основном, религиозные и территориальные причины.

Израиль против Палестинской автономии. Конфликт шел на протяжении 1948 - 1984 годов, возобновился в 2000 году. Причина войны - борьба за независимость. Палестинскую автономию долгое время возглавлял Ясир Арафат, многолетний руководитель организации “Фатх”, на счету которой множество террористических актов. Арафат вольно или невольно поддерживал деятельность экстремистских палестинских группировок, многие из которых находятся в оппозиции к нему. После смерти Арафата (2004), к власти в Автономии пришли более умеренные силы и число терактов и военных операций заметно уменьшилось. Конфликт пытаются разрешить ООН, Иордания, Египет, США, Европейский Союз, Россия.

Афганское правительство против “Талибана”, полевых командиров и вождей племен. Конфликт в Афганистане идет с 1978 года. Его причины многочисленны, в основном они этнические, религиозные и территориальные. После свержения режима “Талибана” и прихода к власти президента Хамида Карзая, его главными противниками стали “Талибан”, остатки “Аль Каеды” и отряды некоторых полевых командиров. В конфликте принимают участие ООН, НАТО, США, Иран, Россия, Пакистан, Таджикистан, Узбекистан.

Индийские фундаменталисты против исламских. Продолжается с 1948 года. Главная причина - религиозная. Практически каждый год в Индии происходят кровавые погромы на религиозной почве. Их инициаторами являются экстремисты как из индийской, так и из мусульманской общин. Ежегодно в результате погромов и терактов погибают 1-2 тыс. человек.

Индия против сепаратистов из Ассама и Манипура. Причина конфликта - борьба за независимость. Боевые действия идут с 1982 года. Большинство сепаратистов объединены в организацию “Народная военная группа”, которая исповедует маоистскую идеологию.

Индия против кашмирских сепаратистов (главная организация “Фронт освобождения Джамму и Кашмира”). Активные боевые действия идут с 1989 года. Главные причины -этнические и религиозные. “Фронт” связан с исламскими экстремистами в Пакистане и, по некоторым сведениям, с “Аль Каедой”.

Индия против Пакистана. Конфликт продолжается с 1948 года. Главные причины - этнические и религиозные. Изначально проблема Кашмира возникла в 1947 году. Большинство населения этой провинции составляли мусульмане, однако правящая династия была индуистской. Кашмир оказался между границ двух будущих независимых государств - Пакистана и Индии. Кашмирский махараджа был настроен присоединиться к Индии, а мусульманские лидеры Кашмира выступали за включение провинции в состав Пакистана.
Поводом к войне стали волнения, начавшиеся в одном из районов Кашмира в октябре 1947 года. Армия Пакистана поддержала недовольных кашмирцев оружием, снаряжением и продовольствием. Повстанцы опрокинули армию махараджи и тогда махараджа обратился за военной помощью к Индии. В октябре 1947 года индийские войска вошли в Кашмир. Сразу после этого в Кашмир были двинуты и регулярные пакистанские части.
Кашмир остается спорной территорией между Пакистаном и Индией. Пакистан негласно продолжает поддерживать кашмирских сепаратистов. В начале 2002 года стороны угрожали использовать атомное оружие. Ядерный кризис удалось преодолеть при поддержке международного сообщества. В конфликт вовлечены также ООН, США, Великобритания.

Правительство Индонезии против сепаратистов из движения “Свободный Ачех”. Конфликт длится с 1969 года. Жители провинции Ачех требуют автономии (или независимости) от Индонезии, плюс свою роль играют территориальные, экономические и религиозные факторы. В 2004 году эта провинция стала жертвой разрушительного цунами, после чего инсургенты и власти заключили перемирие и конфликт был приостановлен.

Филиппины против “Абу Сайаф”. Филиппинская исламистская террористическая организация, возглавляемая Абу Сабайа, имеет тесные связи с “Аль Каеда” и другими международными террористическими исламистскими структурами. Цель - создание на юге Филиппин исламского государства (население Филиппин, в основном, христиане-католики). “Абу Сайаф” насчитывает от 200 до 2000 активных боевиков, имеет базы в соседней Малайзии, некоторые боевики проходили подготовку в тренировочных лагерях “Аль Каеды” в Афганистане. Конфликт начался в 1999 году.

Колумбия против Революционных вооруженных сил Колумбии (ФАРК). ФАРК ведет борьбу во имя коммунистической революции, начиная с 1964 года. Главные причины конфликта - идеологические и криминальные (наркоторговля). Это старейшая террористическая организация Колумбии. На сегодняшний день в ее рядах состоят 9-16 тыс. членов. ФАРК зарабатывает деньги двумя путями - похищениями людей, за которых потом требуется выкуп, и “покровительством” торговцам наркотиками. Пытается применить гангстерские методы “покровительства” и в отношениях с обычными бизнес-структурами. ФАРК действует на территории Колумбии, Венесуэлы, Панамы и Эквадора. США предоставляют военную и финансовую помощь правительству Колумбии.

Колумбия против Национальной освободительной армии (НОА). Главные причины конфликта - идеологические и криминальные (наркоторговля). НОА возникла в Колумбии (1965), на волне популярности Фиделя Кастро и Че Гевары. Это марксистская террористическая организация, действующая, в основном, в городских районах. НОА насчитывает 3 - 6 тыс. боевиков, занимается убийствами и похищениями людей (очень часто иностранцев, работающих в нефтяных компаниях). НОА получает политическую и медицинскую поддержку от Кубы. Эксперты отмечают, что в последние годы НОА становится все более активной организацией, отмечены ее крепнущие связи с торговцами наркотиками. Конфликт начался в 1978 году.

Колумбия против Объединенных сил самообороны (ОСС). ОСС - террористическая организация Колумбии, стоящая на крайне правых позициях, декларирует, что создана для защиты населения от левых террористов. Главные причины конфликта - идеологические и криминальные (наркоторговля). ОСС виновна в гибели примерно 1.5 тыс. человек (известны случаи, когда боевики ОСС вырезали целиком население деревни), массовых похищениях и пытках. Получает поддержку от торговцев наркотиками, латифундистов, крупных бизнесменов. Насчитывает до 8 тыс. боевиков. Конфликт начался в 1990 году.

Алжир против Вооруженной исламской группы (ВИГ). ВИГ была создана в 1991 году и выступает за построение в стране исламского государства. Численность ВИГ точно неизвестна: от нескольких сот - до нескольких тысяч человек. ВИГ известна своей крайней жестокостью. Зафиксированы связи ВИГ с “Аль Каедой”. Кроме того, ВИГ пользуется поддержкой Ирана и Судана. Главная причина конфликта - религиозная. В конфликте участвуют ООН и Франция.

Демократическая Республика Конго против племенных вооруженных формирований. Центральное правительство пытается установить свою власть в отдаленных районах страны. Главная причина конфликта - этническая, также играют свою роль социо-экономические и политические факторы. В конфликте, который длится с 1997 года, участвуют соседние африканские страны, ООН и Франция.

Нигерия. Межэтнические и межрелигиозные столкновения. Начались в 1970 году. Имеют религиозные, этнические и экономические причины. В северных провинциях Нигерии большинство составляют мусульмане, которые требуют введения в стране законов шариата. Периодически происходят столкновения между мусульманскими и христианскими экстремистами, погромы и теракты.

Сомали. Борьба различных фракций. Главные причины конфликта, начавшегося в 1978 году, имеют этнический характер. В Сомали претендуют на власть различные племенные и мафиозные кланы. Кроме того, конкурирующие фракции и кланы оспаривают друг у друга источники воды и участки плодородной земли. В урегулировании конфликта принимают участие ООН, США, Эфиопия и Кения.

Судан против различных фракций. Фактически, это конфликт между мусульманским Севером страны и христианско-анимистическим югом. В рамках конфликта, который имеет этнические и религиозные причины, за два десятилетия погибло более 2 млн. человек. Вовлечены ООН, Иран (оказывает помощь правительству Судана) и ряд соседних государств. В 2004 году стал наиболее известен конфликт в регионе Дарфур, в ходе которого было убито около 70 тыс. человек, 2 млн. стали беженцами (из них около 200 тыс. бежали в соседний Чад).

Уганда против “Армии Бога”. “Армия Бога” - экстремистская мусульманская организация, которая претендует на власть в стране. Конфликт идет с 1986 года. В него вовлечен Судан (поддерживает “Армию Бога”).

Власти Гаити против политических оппозиционеров, сторонников свергнутого президента Бертрана Аристида. Конфликт начался в 2004 году и перерос в форму “городской войны” и гангстерских нападений. Главная его причина - борьба за власть и контроль за отдельными отраслями экономики. В урегулировании конфликта принимают участие ООН и страны Карибского моря.

Власти Кот Д’Ивуар против вооруженных оппозиционеров. Конфликт начался в 2002 году и периодически прерывается переговорами и перемириями. В боевые действия вовлечены французские миротворцы. Washington ProFile. 

 
Обсуждение статьи

Ваш комментарий

Комментарии пользователей ()
Лента новостей    

Новости в RSS

Календарь // Ноябрь 2017

П В С Ч П С В
30 311 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3