28 Май 2024
 

Кто защитит украинского «Иосифа»?

Будучи убежденным в том, что звание адвоката я получил по Божьей милости, имея уже главное звание – христианин, первое, что я делаю, принимаясь за защиту по уголовному делу – выясняю отношение моего подзащитного с Богом, убеждая его в том, что без помощи Всевышнего я не смогу оказать ему эффективную помощь. Потом вручаю ему экземпляр Библии, отмечая в ней места Писания, которые следует использовать в молитве.

Своего односельчанина Александра Крота я привел к покаянию в следственной комнате Симферопольской тюрьмы, после того, когда в беседе с ним разбирали внешнюю безнадежность создавшейся ситуации по его защите в уголовном деле. На мой вопрос: « Веришь ли ты в нашего Господа Иисуса Христа?» Александр искренне и не задумываясь твердо ответил : « Верю». Чтобы его ободрить, я стал ему рассказывать о библейском Иосифе, также попавшему в тюрьму по ложному навету. Саша включился в разговор, говоря, что читал об этом в подаренной мною Библии. Поняв, что он искренне потянулся к Богу, я предложил ему помолиться о покаянии, чтобы примириться с Господом и стать под Его защиту.

И вот теперь я вынужден обратиться через газету к Церкви Господней за молитвенной поддержкой, так как рассчитывать на то, что обычными процессуальными методами и способами можно будет добиться справедливого судебного решения в отношение Крота Александра – на сегодняшний день не приходится. Хотя у меня в запасе еще имеется две неиспользованные возможности - направление кассационной жалобы в Верховный Суд Украины и заявление в Европейский суд по правам человека. И эти соответствующие документы готовятся мною для подачи.

Но тот, кто знает «специфику» работы наших отечественных судов , а также особенности рассмотрения дел в Европейском суде, тот знает, насколько бесперспективной в принципе является сама идея вытащить из тюрьмы человека , незаконно осужденного за убийство к 8 годам лишения свободы. Я подчеркиваю – в нашей стране, в современной Украине. . Вытащить без взяток. Без влиятельного вмешательства. Ведь кто согласится вмешиваться за просто так, из-за чужой головной боли. И кто искренне заинтересуется в нашей стране судьбой «маленького украинца» ?

Это моё заявление могло бы быть голословным, если бы я, основательно готовясь к этому сражению за свободу «украинскому Иосифу» - Александру Кроту, самому что ни на есть неприглядному и неприметному, самому маленькому из маленьких украинских граждан, у которого нет «зелени» на взятки и влиятельных родственников,( как, собственно, нет указанных преимуществ у миллионов простых украинцев), не решился попробовать таким способом «обкатать» существующую государственную систему несколько неординарным способом, не свойственную для деятельности адвокатов. Испытав её на демократию . Трудно не согласиться с тем, что прежде чем поднимать шум и делать вот такие ответственные заявления , что нет правды в современной Украине и даже помаранчевая революция ничего не изменила, нужно иметь веские основания. Поэтому, готовясь получить такие основания, я сначала - в четыре высочайших инстанции – Президенту Украины , Генеральному Прокурору, Высший Совет юстиции и в Комитет по правовой политике Верховной Рады Украины направил жалобу, в каждую инстанцию по экземпляру, одного и того же содержания, с приложением к каждому ксерокопий подтверждающих документов о преступлениях, совершенных в области правосудия двумя должностными лицами- бывшим прокурором района , а ныне следователем прокуратуры О. и бывшей судьей, а ныне председателем районного суда С. По конкретным делам. С представлением конкретных доказательств. С изложением фабул как минимум трех составов преступлений, предусмотренных следующими статьями уголовного кодекса Украины : ст. 372 « Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности»; ст. 375 « Постановление судьей ( судьями) заведомо неправосудного приговора, решения, определения или постановления»; ст.366 «Должностной подлог».

Поскольку я преследовал определенную цель- получить доказательства того, что на нарушение прав человека , даже если это будет незаконное осуждение, должной реакции со стороны соответствующих государственных инстанций все равно не последует - то писал жалобу тщательно и сознательно. При этом не скрою, что не ставил перед собой цели обязательного наказания виновных. Сердце и без того раздирали противоречия, так как всегда старался руководствоваться в своей деятельности библейскими установлениями : « Судей не злословь, и начальника в народе твоем не поноси». Но речь уже шла не сколько о добросовестности выполнения мною профессиональных обязанностей как адвоката , несущего ответственность по обязательствам перед клиентами, но и необходимо было выстроить перспективу в позиции дальнейшей защиты Крота Александра от судебного произвола, уверенность в невиновности которого возрастала у меня по мере все более углубленного изучения и анализа всех обстоятельств его дела. К тому же, дело Крота подтвердило , что произвол со стороны следователя прокуратуры О. и председателя суда С. носили не просто системный характер, но уже приобретали элементы цинизма с демонстрацией уверенности в своей безнаказанности с особой пренебрежительностью к судьбам людей , чему имелось множество подтверждений. Поэтому я и посчитал, что с точки зрения тактики и стратегии защиты этот шаг наиболее является оправданным.

Хотя первоначально зародилась мысль : «что то нужно делать, чтобы положить конец произволу» после участия в защите по уголовному делу по ДТП с сеялкой и таксистом Аносовым, которого судья С. приговорила к 3 годам лишения свободы с отсрочкой приговора и выплате пятидесяти тысяч компенсации за причиненный моральный ущерб. Приговорила человека , абсолютно и очевидно невиновного, без стыда демонстрируя свою заинтересованность в этом деле. Повторяю, что это до краев наполнило мою чашу терпения. Но когда был вынесен вопиющий приговор по делу Крота Александра - в исполнении и с участием все тех же лиц – следователя прокуратуры О. и судьи С. - то чаша моего терпения переполнилась окончательно!

Об этих двух уголовных делах, Аносова и Крота , судебное производство по которым на момент написания мною жалобы еще не было закончено ( они не были рассмотрены в апелляционной инстанции), я упомянул вскользь, рассчитывая, что вдруг все же приедут проверяющие ,и на эти дела я также смогу обратить их высокое внимание. Но никто и не собирался жалобы проверять, тем более – тщательно .

Я получил лишнее подтверждение, что действующее законодательство очень тонко и тщательно сформировано сведущими людьми, которые, якобы преследуя благородную цель – обеспечить независимость для деятельности судов, соорудили непробиваемую цитадель перед общественным , гражданским контролем, и теперь наша судебная система обрела не только независимость, как демократическая институция, но и независимость на право творить совершенное бесконтрольное беззаконие и произвол. Все более казалось соответствующим действительности утверждение одного шутника , что отечественная Фемида давно якобы вместо весов держит аукционный молоток : «Кто больше?».

О чем шла речь в моей жалобе в высшие инстанции? Изложив в преамбуле , что судья С. , в силу того, что в районной прокуратуре работает старшим помощником её муж, который, злоупотребляя своим служебным положением, ведет себя недостойно, вынуждена, чтобы не выгнали мужа, идти на поводу у прокурора О. и выносить неправосудные приговоры и принимать незаконные решения. В качестве примеров я привел новеллы по 3 уголовным делам и по 2 гражданским, достаточно подробно изложив суть допущенных нарушений.

Когда я принимал решение – писать или не писать жалобу, я вспомнил строки из Писания: «Открывай уста твои за безгласного и для защиты всех сирот. Открывай уста твои для правосудия и для дела бедного и нищего» ( Притчи, 31: 8-9). Этими словами из Библии я и стал руководствоваться , когда писал в жалобе о том, что в ходе предварительного судебного заседания по уголовному делу, незаконно возбужденному против Льва Опецко ,и которое подлежало прекращению , госпожа судья С. допустила служебный подлог, якобы возвращая это дело назад в прокуратуру по запросу самого прокурора. Хотя этого она уже не могла делать согласно процессуальному закону , так как состоялось предварительное слушание, в ходе которого мною и было заявлено о необходимости прекращения этого дела, возбужденного без достаточных оснований. Это дало возможность недобросовестным работникам прокуратуры и следствия снова без основательно привлечь Опецко к уголовной ответственности, но уже по двум другим статьям и направить повторно дело в суд. Но снова , и уже другим судьей в октябре 2004 года это уголовное дело было опять направлено в следственное отделение милиции на дополнительное расследование и до настоящего времени решение по нему не принято. (Лично мне будет очень интересно, как следователь сможет выкрутиться с безнадежно нарушенными сроками расследования. ).Благодаря этому уголовному делу два года правоохранительные органы Черноморского района издеваются над своим российским коллегой, который работал оперуполномоченным уголовного розыска в Ульяновске, а теперь вынужден был уволиться. И конца этому беспределу пока еще так и не видно.

Писал также в жалобе и о том, что в отношение главного врача районной психиатрической больницы С. милицией без достаточных оснований было возбуждено уголовное дело по ст. 320 ч.2 «Нарушение установленных правил оборота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров», и что районный прокурор О. не желает прекращать это дело. В июне 2004 года в суд подана жалоба о необходимости отмены постановления о возбуждении этого уголовного дела против главврача, но судья С. скоро как год эту жалобу не рассматривает.

(Теперь, слава Богу, с поступлением моей жалобы в Совет судей АРК, спустя год, постановление в возбуждении уголовного дела в отношении главврача психиатрической больницы судьей С. было отменено).

В жалобе так же сообщалось об уголовном деле против несовершеннолетнего Л., к которому милиция , задержав, применяла недозволенные методы допроса ( в частности – дыбу)и выбила из него явку с повинной в преступлении, которого он не совершал. Мать несовершеннолетнего обратилась по этому поводу с официальным заявлением в прокуратуру, но , будучи в то время прокурором, господин О.( прошу читателя запомнить особо этот момент) не отреагировал надлежащим образом, в связи с чем работники уголовного розыска продолжали преследовать несовершеннолетнего. Не выдержав прессинга, подозреваемый Л., хотя и находился на подписке о невыезде, сбежал в Россию к отцу в г. Пермь. Однако его объявили в розыск, задержали в России и 8 месяцев экстрадировали в Крым. Дело попало к судье С. Как защитник, в ходе судебного рассмотрения дела я привел неопровержимые аргументы документальной фальсификации доказательств, имевшихся в деле, против Л., и потребовал прекращения уголовного преследования и вынесения оправдательного приговора. Главный документ, на основании которого несовершеннолетнего привлекали к уголовной ответственности – протокол осмотра места происшествия ( снять ксерокопию которого судья С. мне так и не разрешила (?) был настолько цинично и бессовестно сфальсифицирован вместе с приложенными к нему якобы изъятыми на месте происшествия отпечатками пальцев Л.; в ходе судебного процесса я не просто защищал Л., но откровенно обличал самого прокурора О. , поддерживающего обвинение в участии в совершаемом преступлении – осуждении невиновного, так как фальсификация была вопиюще очевидна. Я представил письменное доказательство этих фальсификаций , поступившее по моей просьбе из Санкт- Петербурга. И что же судья С.?

Пригласив меня к себе в кабинет, судья С. предложила мне альтернативу: или я соглашаюсь на то, что Л. она приговаривает к 3 годам лишения свободы с отсрочкой приговора в1 год и тут же выпускает его из зала суда на свободу, или она реально приговаривает его к 3 годам лишения свободы , а там - «… можете отбивать его дальше – в Апелляционном или Верховном Суде. Пока будете писать жалобы, он и срок отсидит». Логика в рассуждении судьи С. была и еще какая. Денег у матери Л. на дачу взятки конечно же не было. Я не мог рассчитывать на то, что кто- то будет слушать меня, глубоко провинциального адвоката в Апелляционном суде АРК. Тем более при моем принципиально - негативном отношении к этой постыдной роли «прокладки» между клиентом и судьей, служащей для передачи взяток.

В беседе с матерью подзащитного я изложил своё виденье выхода из этой ситуации. Я ей объяснил, что все, кто «лепил» это дело в отношение её сына, в том числе и прокурор, который утверждал обвинительное заключение, должны по идее быть привлечены к уголовной ответственности. Пусть по разным статьям – но должны. Но на это никто не пойдет. Пусть лучше пострадает какой- то Л., чем работники милиции и прокуратуры. Потому что в системе этой триады- суд, прокуратура и милиция - существует очень плотная корпоративная солидарность. Как треглавый змей объединен одним туловищем, так и наши правоохранительные органы объединены как бы для блезиру - одной государственной задачей – борьбой с преступностью. Но фактически – они все объединены возможностью, пребывая в этой структуре, решать свои меркантильные корпоративные интересы. Понятно, что судья С. не будет настраивать против себя систему, в которой работает её непутевый муж, держащийся там до хорошей встряски и объективной проверки, которая проявит, чем же он фактически там занимается.

Но мать Л. и сама была согласна на все, лишь бы поскорее освободить своего сына. Тем более, что у него стали возникать серьезные проблемы со здоровьем. А угроза еще два года находиться в рассаднике туберкулеза, которыми сплошь и рядом являются наши исправительно- воспитательные учреждения, явилась главным аргументом в том, что другой альтернативы, как соглашаться на предложение судьи С.- у нас не было. Кроме того, я сказал своей клиентке, что по другому уголовному делу ( Опецко Л.Н.) мне судья С. однажды с нескрываемой бравадой заявила : « Я не умею писать оправдательные приговора!». Это была третья новелла в моей жалобе.

Четвертая и пятая новеллы жалобы касались двух гражданских дел, в ходе рассмотрения которых судья С. тоже применила две таких тонких процессуальных «штучки», которые, казались бы и незначительны на первый взгляд, но влекли за собой очень серьезные юридические последствия . Я бы сказал – необратимые последствия. ( Иногда при рассмотрении дел адвокат, как и сапер, ошибается один раз. Одним из искусных приемов в деятельности адвоката , свидетельствующим о его уровне профессиональной квалификации, является его способность при необходимости затянуть рассмотрение дела на неопределенный срок. А за это время – много воды утечет и многое изменится).

Как же были разрешены направленные в высочайшие инстанции мои жалобы?

Первым в июне месяце т.г. откликнулся Секретариат Президента Украины , который лаконично сообщил мне, что моё обращение получено и за принадлежностью направлено на рассмотрение в Апелляционный суд Автономной Республики Крым.

Второй обрадовала Генеральная прокуратура, которая направила мне копию сопроводительного письма о направлении моего обращения в прокуратуру Автономной Республики Крым.

Прокуратура Автономной Республики Крым направила мою жалобу на рассмотрение прокурора Черноморского района, о чем мне также стало известно из поступившей мне копии сопроводительного письма.

Черноморская районная прокуратура долго молчала, но после того, как я проявил настойчивость, мне в начале сентября месяца стало известно, что и Черноморская районная прокуратура направила мою жалобу председателю совета Судей Апелляционного суда АРК.

Жалоба, которую я направлял в Комитет по правовой политике Верховной Рады Украины , была отправлена председателю Совета судей Украины Кривенко В.В. с просьбой о результатах проверки уведомить автора и Комитет.

Поскольку Верховный Суд Украины и Совет Судей Украины переписку с гражданами, а тем более с адвокатами – не ведут,(Словно они – редакции газет. Утверждаю это из личного опыта) хотя и являются органами государства и на них также распространяется законодательство, действующее в этой области ( откуда такое превозношение – мне совершенно не понять), то информацию о том, что жалоба из Совета судей Украины переправлена в Совет судей Апелляционного суда, я получил из очередного письма , подписанного за председателя Совета судей АРК Д. В нем мне снова разъясняли о необходимости представить документ, подтверждающий полномочия, оформленные в соответствии с действующим законодательством. Таким образом, все три экземпляра жалобы ( за исключением четвертого, который направлялся в Высший Совет юстиции) в настоящее время собрались в Совете судей Автономной Республики Крым и там ждут своего решения.

Мне понятна причина и сущность лукавства председателя Совета судей АРК, которая , на первый взгляд, права, если действительно руководствоваться ст. 5 Закона Украины « Об обращении граждан». Но, по моему мнению, только лишь формально права, и то, я полагаю, – с точки зрения необходимости оправдать своё нежелание проверять мою жалобу и соответствие изложенных в ней фактов действительности. И хотя у меня есть повод для объяснения причин такого нежелания со стороны Д. разрешать мою жалобу на почве имеющихся, как я предполагаю, с её стороны личного неприязненного отношения. И не только пословицей: « Ворон ворону глаз не клюнет». Но я , все таки зная Д. с лучшей стороны , говорю себе : « Не бери на себя много!».

Во - первых, я писал жалобу от своего имени как гражданин Украины, хотя и указал, что я адвокат. Во – вторых, в жалобе содержалась информация о совершении должностными лицами правоохранительных органов конкретных преступлений, предусмотренных действующим законодательством. Поэтому если исходить из содержания статьи 97 Уголовно- процессуального кодекса Украины « Обязательность принятия заявлений и сообщений о преступлениях и порядок их рассмотрения» которая гласит: « Прокурор, следователь, орган дознания или судья обязаны принимать заявления и сообщения о совершенных или подготовляемых преступлениях, в том числе и по делам, не подлежащим их ведению.

По заявлению или сообщению о преступлении прокурор, следователь, орган дознания или судья обязаны не позднее трехдневного срока принять одно из таких решений: 1) возбудить уголовное дело; 2) отказать в возбуждении уголовного дела; 3) направить заявление или сообщение по принадлежности.»…

Я могу понять и принимаю объективность содержание ответа исполняющего обязанности руководителя секретариата Высшего Совета юстиции Украины З., который вернул мне жалобу вместе с приложениями , очень популярно объяснив мне ряд положений из Конституции и Закона Украины « О судоустройстве». Но З. простительно, потому что его должность не входит в перечень должностей, указанных в частях 1 и 2 статьи 97 УПК Украины. Он не прокурор, он не следователь, не орган дознания и не судья. Могу понять ( по человечески ) Д. , которая, неуклюже прикрывшись ст. 5 Закона Украины «Об обращениях граждан» , что называется, дала мне щелчок по носу. Я даже не рискую упрекать её за то, что это было сделано также с удовольствием и по мотивам личной неприязни, которую я не мог не заслужить, как редактор газеты ( районного боевого листка) «Вестника Тарханкута», однажды упомянув Д. в одной из публикаций.

Но, а как насчет этой стройной и грозной вертикали, называемой «прокуратурой» ? Как насчет всех тех должностных лиц, которые все до одного, в чьи руки попадала моя жалоба, именуются по должности не иначе, как «прокурор». С различными вариациями приставок в наименовании их должностей? Ни один из которых даже не удосужился дать мне исчерпывающий ответ по поводу преступлений, допущенных их коллегами, тем более – бывшим прокурором района О.? Или действительно здесь уместно вспомнить пословицу : « Ворон ворону глаз не клюнет?»

При таком раскладе – кто решится теперь обвинять меня в том, что мои утверждения – безосновательны и беспочвенны: голос обиженного «маленького украинца» в нашей стране подобен голосу, вопиющего в пустыне! Вот почему и пугает меня страшная перспектива для Александра Крота - трубить свои восемь лет ни за что и ни про что!

Но так ли уж и на за что – спросит брат- христианин или какой – либо другой досужий читатель, Крот будет отсиживать свои восемь лет? Судите сами.

УБИЙСТВО ИЛИ САМОУБИЙСТВО?

Прокуратурой Черноморского района АРК было возбуждено уголовное дело в отношение Крот Александра Анатольевича, который якобы 12 ноября 2004 года в период времени между 14 и 15 часами , в помещении кухни домовладения №14 по ул. Пионерской , в с. Новосельское , Черноморского района , АРК на почве внезапно возникших неприязненных отношений нанес ножевое ранее в область грудной клетки своему брату Кроту Анатолию Анатольевичу, от которого последний скончался.

Александр убивает родного брата Анатолия … Ну чем не сюжет, знакомый по Библии -все те же – Авель и Каин…

Но прежде чем приступить к короткому анализу обстоятельств этого непростого уголовного дела, я вынужден сделать отступление , чтобы объяснить и заострить внимание читателя на очень существенных, на мой взгляд – определяющих моментах действующего законодательства, регулирующих всю совокупность отношений , возникающих между лицами, так или иначе являющихся участниками всего процесса , связанного с существованием любого уголовного дела. И да простятся мне вынужденные «длиноты» в изложении, так как я , доказывая невиновность Крота, обязан изложить ло

 
Обсуждение статьи

Ваш комментарий

Комментарии пользователей ()
Лента новостей    

Новости в RSS

Обсуждаемое Читаемое

    Календарь // Май 2024

    П В С Ч П С В
    29 30 1 2 3 4 5
    6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19
    20 21 22 23 24 25 26
    27 28 29 30 31 1 2